Я поклонялся могилам

Last Updated: 6 февраля, 2016|Views: 132|0,7 min read|

Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного!

Хвала Аллаху, Господу миров, благословение и мир имаму верующих в единого Бога, которого Аллах послал к людям из милости к мирам, нашему Пророку Мухаммаду, всем членам его семьи и сподвижникам.

А затем:
В предлагаемых вниманию читателя записках рассказывается о возвращении на путь истинный человека, прожившего определенную часть своей жизни во мраке, вдали от религии единобожия, блуждая в потемках предрассудков, испрашивая благословения у могил и совершая вокруг них обходы, после чего Аллах даровал ему руководство и привел к свету единобожия, ибо Аллах ведет, кого пожелает, к прямому пути. Эти записки были опубликованы в журнале «Исламское просвещение», который издается Организацией исламского просвещения, посчитавшей, что необходимо издать их также в виде отдельной книги для того, чтобы с ними могли ознакомиться все мусульмане. Подобное решение было принято в связи с тем, что эти записки оказали большое воздействие на многих мусульман в плане их наставления и увещания. Немало способствовала этому и манера изложения автора, уважаемого профессора Абд ал-Мунима ал-Джадави, который является редактором издательства «ал-Хилял». Он испытал на себе воздействие призыва наших праведных предков, да будет доволен ими Аллах, и нашел путь истины, начав призывать к нему и других с помощью мудрости и доброго наставления.
И это руководство осуществляется под знаменем единобожия, оно защищает единобожие со всей возможной силой, решимостью и упорством, оно призывает к Аллаху на основе знания и обращено ко всем людям, чтобы они узнали правильное руководство, восприняли свет и последовали за ним, а также чтобы они узнали об отклонениях и заблуждениях и сторонились бы этого.
Аллах выводит на правильный путь, достаточно нам Его, благой Он покровитель, и да благословит Аллах и приветствует пророка нашего Мухаммада, всех членов его семьи и сподвижников.

Издатель

«Предрассудок» — это молодящаяся старуха, которая цепляется за того, кто придерживается предрассудков!
«Единобожие» сначала разрушает, а потом строит заново!
«Поклоняющемуся могилам» нелегко отступить назад!
«Единобожие» требует осознанного желания!
По разным причинам я много колебался, прежде чем написал эти признания, но затем всетаки приступил к их написанию также в силу различных причин, причем причины, заставлявшие меня воздерживаться от написания этих «Признаний» и подталкивавшие меня к этому, с другой стороны, были одними и теми же причинами. Я опасался, что некоторые читатели, увидев такое название, скажут: «Какое нам дело до вздора, который несет один из почитателей могил?» И вместе с тем я предполагал, что некоторые читатели находятся в том же положении, в котором пребывал и я сам до того, как пересмотрел свои воззрения, и эти люди прочитают мои признания, поймут, о чем идет речь и смогут перейти от мрака предрассудков к свету истинных убеждений. И одно только это укрепляет меня в решимости открыться людям, поскольку, возможно, что комунибудь из них это сможет указать путь к истинной сути единобожия.
В свое время я был одним из самых ярых почитателей могил, и стоило мне оказаться в каком-нибудь городе, где находилась могила или мавзолей того или иного великого шейха, как я сразу же спешил туда, чтобы совершить обход вокруг этой могилы, независимо от того, было ли мне известно что-либо о чудесах, совершенных покойным, или нет… Иногда я сам придумывал эти чудеса или же воображал их себе. Я говорил: «Если к моему сыну в этом году пришла удача, это про-изошло благодаря тому, что я пожертвовал крупную сумму по исполнение обета, данного тому или иному шейху, а если жена моя излечилась, то это лишь потому, что баран, которого я принес в жертву другу Аллаха великому шейху такому-то, был жирным!»
А затем, благодаря «Исламскому журналу», который занимается информационной и издательской деятельностью под эгидой каирской организации «Ал-Азиз биллах», я встретился с доктором Джамилем Гази. В этом журнале было опубликовано послание «Единобожие», а, кроме того, вышеупомянутое общество осуществляет попечение над несколькими мечетями. В связи с этим я всегда посещал пятничные молитвы в одной из этих мечетей, где и произошла наша встреча… Доктор Джамиль вел наступление просто и вместе с тем очень разумно и рационально. Он назвал это устрашающее искривление в воззрениях многобожием, заявив о том, что только глупостью раба можно объяснить то, что он просит поддержки и помощи у покойного!
Сначала наступление устрашило меня, как устрашила меня и сама эта истина, ибо для беспечных людей вообще нет ничего страшнее истины… Однако я не придал бы этому особого значения, если бы доктор Джамиль ограничился только этим, но он каждый раз настойчиво возвращался к этой теме, подчеркивая, что любая гробница не скрывает в себе ничего, кроме покойного раба, а иногда в них нет вообще ничего, даже и костей, которые, впрочем, никому не в состоянии принести ни пользы, ни вреда!
Сначала я заколебался и утратил душевное равновесие. И после каждой пятничной молитвы я возвращался домой удрученным, поскольку что-то угнетало меня и сковывало все мои чувства. Я изо всех сил пытался отделаться от мучивших меня мыслей… Неужели я заблуждался все эти годы? А может быть мой друг доктор преувеличивает? Ведь я всегда думал, что каждый из произнесших слова свидетельства о том, что нет бога, кроме Аллаха, уже не может стать неверным, какую бы оплошность или ошибку он ни совершил!
Помимо этого, мне не давало покоя и другое, а именно — то обстоятельство, что доктор подводил меня к прямому противостоянию с друзьям Аллаха, которые лежат в этих гробницах, в то время как люди, произносящие проповеди с минбаров, постоянно говорят о том, что обидевший кого-нибудь из друзей Аллаха вступает в войну с самим Аллахом Всевышним, хвала Ему. Известен и достоверный хадис, в котором прямо говорится об этом, я же не хотел начинать войну против тех, кто лежит в этих могилах и мавзолеях, ибо я прибегал к помощи Аллаха даже от самой мысли о том, чтобы начать воевать против Него, велико Его могущество!
И я говорил себе, что лучшим средством защиты является наступление, снова и снова перелистывая страницы «Воскрешения наук о вере» ал-Газали и «Благодеяния даров» Ибн Атаал-Искандари и заучивая наизусть описываемые там чудеса, имена тех, кто их совершил, и те обстоятельства, которые сопутствовали их совершению.
В следующую пятницу я снова отправился в мечеть и сдерживал раздражение, слушая доктора, а когда он закончил свой урок, то стал настойчиво приглашать меня отобедать с ним. После обеда я сам начал против него беспощадное наступление, делая упор на два обстоятельства: во-первых, на то, что я запомнил немало рассказов о чудесах, а, во-вторых, на то, что я нахожусь у него дома и поэтому защищен от его гнева, поскольку он сам угощал меня.
Я сказал ему примерно следующее:
— Поистине, знать о том, каких степеней достигли друзья Аллаха, может лишь тот, кто является еще более чистым. Они полностью предались Аллаху, а Он выделил их среди других людей, наделив их способностью творить чудеса … И кроме того… А еще…
Доктор терпеливо ждал, пока мой пыл не иссякнет, а я уже стал думать, что ему вообще нечего будет возразить на это, и вдруг он задал мне вопрос:
— Неужели ты думаешь, что кто-нибудь из этих шейхов пользовался большим уважением Аллаха, чем даже сам Его Посланник?
В растерянности я ответил:
— Нет!
Он спросил:
— Тогда как же мог кто-нибудь из них ходить по воде, летать по воздуху или срывать райские плоды, оставаясь на земле, если подобного не совершал даже Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует?!
Уже одного этого достаточно было бы, чтобы убедить меня или заставить отступиться, однако мой фанатизм, да разразит его Аллах, помешал мне сделать это… Покориться этой простоте оказалось выше моих сил. Как мог я признать, что то, чему я верил более тридцати лет, вдруг может оказаться ошибочным?! Однако подспудно я ощутил, что все сказанное им — истина, и никакой другой истины быть не может!
Я снова принялся перечитыват